Охотники за девочками

Александр ПОЛЕЕВ, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук

Вызов к следователю прокуратуры был для Валентины полной неожиданностью. За свои тридцать два она никогда не была ни в каких правоохранительных органах. Вопросы следователя касались времяпровождения ее мужа, Сергея, 34-хлетнего "технаря", изготавливающего джакузи в солидной фирме. Разговор со следователем казался ей полным абсурдом, какой-то фантасмагорией: Валя прожила с Сергем 9 лет и была на 300 процентов уверена, что он - тихий, безинициативный человек, верный муж, хороший отец. В разговорах с близкими подругами Валя часто называла его "мой овощ", но в целом была довольна семейной жизнью: подруги волновались кто по поводу возможных или вполне реальных измен мужей, кто по поводу их алкоголизации. Сергей же дальше бутылки пива за ужином не заходил.

Да, два - три раза в неделю Сергей приходил в девять, в половине десятого - никогда позже; всегда предупреждал об этом, объясняя опоздание либо работой, либо необходимостью "прогуляться по воздуху", т.к. на работе " дышал всякой гадостью". Да, иногда он уходил из дому по субботам - часа на четыре, не больше. Никогда в квартире Валя не находила никаких необычных вещей, тем более детских игрушек или книг - кроме тех, что предназначались их четырехлетнему сыну. Валя настолько считала бессмысленным и ошибочным весь этот разговор, что только в конце его задала следователю вопрос: " А почему Вас вообще интересует мой Сергей ? " Следователь ответил, что поступило заявление от 13-летней девочки, семиклассницы и ее матери, согласно которому Сергей на протяжение полугода совершал развратные действия с другой семиклассницей, Олесей, подружкой автора заявления. Сам Сергей на допросе все отрицал. Валя даже не разволновалась - настолько нелепым казалось все это по отношению к Сергею.

Но уже через две недели безмятежность Вали стала таять: большинство одноклассниц Олеси подтверждали, что на протяжение полугода два-три раза в неделю видели Сергея, ожидающего ее после уроков в дальнем углу школьного двора. Кроме того, о том, что у нее есть "взрослый друг", который приносит ей хорошие конфеты, фламастеры, яркие детские журналы и прочее, девочка рассказывала еще двум подружкам. Олеся росла без отца - он страдал алкоголизмом, оставил семью, когда Олесе не было и года и никогда не встречался с дочерью. Мать - тихая, подавленная, необразованная, трудилась на трех работах, чтобы хоть как-то обеспечить себя и дочь. Олесю допрашивала женщина - психолог, вначале она отрицала сам факт знакомства с Сергеем, затем призналась в "дружбе", затем со слезами на глазах признала, что "дядя Сережа" трогал ее "внизу" и она брала в руки его член и доводила его до семяизвержения. Гинеколог выяснила, что девственность Олеси не нарушена.

Сергея взяли под стражу, через две недели отпустили под подписку о невыезде - до суда, и Валя привела его ко мне на прием. Сергей довольно быстро пришел к мысли, что мне можно доверять, и, взяв с меня страшную клятву ничего не рассказывать его жене, был со мною совершенно откровенен. Он рос в обычной семье, в школе не блистал успехами, хотя отличался старательностью и дисциплинированностью, и учителя его любили. Учась в техникуме, он обнаружил в себе сексуальный интерес к девочкам 11 - 13 лет, научился завязывать с ними дружеские отношения, хорошо изучил их детский мир, их интересы и увлечения. Через две или три недели "дружбы" он просил девочку "помочь ему", "погладить" член, постепенно приучал их доводить его до разрядки. Возбуждали Сергея и прикосновения к половым органам девочек, но делал он это всегда через трусики - понимал всю противозаконность своих действий. Конечно же, в фантазиях он представлял и половой акт со своими "любимыми" - но не делал даже попыток к этому.

Некоторые девочки после нескольких " сеансов " помощи "дяде Сереже" избегали дальнейших встреч с ним, грозились "рассказать маме " - Сергей никогда не настаивал и мгновенно исчезал с горизонта. Другие относились к этому как к какой-то, пусть и странной и неприятной, плате за дружбу такого "хорошего дяди". Некоторым, как Олесе, нравилось совершать нечто тайное, конечно же, стыдное, но из "взрослой" жизни. Сережа встречался со своими "любимыми" два - три раза в неделю, обычно каждая связь продолжалась от нескольких месяцев до полугода. Две девочки не хотели расставаться - Сергею пришлось сказать им, что уезжает в командировку "далеко-далеко". А расставаться надо было: во-первых, Сергея тянуло к новым девочкам, во-вторых, он старался быть осторожным: понятно, что за несколько месяцев девочки что-то рассказали о нем, как минимум, подружкам.

Женился Сергей без какого-либо чувства к Вале: он находил её порядочной и разумной - но не более того; впрочем, ему вообще не нравились зрелые женщины, а женщины " с формами " вызывали неприязнь. Для того, чтобы заниматься с Валей любовью, ему приходилось вызывать в памяти своих подружек-школьниц, иначе и эрекции-то не случалось. Но свои супружеские обязанности - от секса до покупки картошки - он выполнял свято, всегда стремился заработать для семьи, ни разу в жизни не отказался от сверхурочой работы, и скромная Валя, и ее родители нарадоваться не могли, как ей повезло с мужем.

Девочек, готовых хотя бы к " дружбе " со взрослым мужчиной, Сергей вычислял безошибочно, пару раз рассмотрев их в школьном дворе или во дворе дома. Скромно и неярко одетые, не столь веселые и жизнерадостные, как их сверстницы, они как будто подсказывали Сергею, что растут без отца, без тепла со стороны матери, в трудных материальных условиях. Они были рады, что нашелся друг, интересующийся их делами, приносящий яркие фламастеры, обсуждающий с ними мультики и детские фильмы.

Конечно же, все эти годы - от первого прикосновения к животу девочки, с того самого мгновения, когда первая его девочка взяла в ручки его член - Сергей жил в постоянном страхе. Да, девочки знали о нем очень мало, только имя, в последние года три - номер его сотового телефона ( мобильник числился за человеком, давно уехавшим из страны ), но его могли "вычислить", могли задержать во время свидания ( как это, в конце концов, и случилось ). Несколько раз Сергей пытался покончить со своей страстью, прекращал встречаться с девочками, сразу после работы шел домой - но сил хватало только на месяц, а затем ноги сами несли его к очередному школьному двору. . .

Педофилы - какие они?

При слове " педофил " в сознании большинства людей возникает, как правило, некий потрепанного вида пожилой мужчина, подстерегающий - с сексуальными намерениями - в кустах девочку с белым бантом. Миф о " любителях девочек " гласит, что они нападают на дошкольниц и младших школьниц, совершают с ними развратные действия или насилуют их. Этот распространенный образ педофила имеет под собою основания - примерно четвертая часть всех любителей девочек именно так и выглядит. Их страсть к детям вызвана, как правило, органическими расстройствами, возникшими либо в силу возрастных изменений головного мозга ( атеросклероз, болезнь Альцгеймера ), либо в результате травм головного мозга ( контузия ) или выраженного алкоголизма. Лет до сорока или пятидесяти они были совершенно равнодушны к юным созданиям, и патологическое это влечение появилось у них неожиданно для них самих. Пациенты этой группы интеллектуально снижены и сексуальная тяга к детям у них часто сочетается с эксгибиционизмом. При всей гадостности их поведения, особой опасности они не представляют: на конспирацию они не способны, развратные действия с девочками совершают практически на глазах окружающих, очень быстро попадаются и оказываются на скамье подсудимых. Именно они представляют собою верхушку айсберга, ту верхушку, которая видна всем. Около половины тридцатилетних москвичек в сексологических опросах признаются, что в детстве сталкивались с такими извращенцами, но лишь каждая пятая из них отмечает, что это столкновение ее как-то травмировало. Кстати, эта группа педофилов ориентируется на девочек 6-8 лет, к более старшим они, как правило, интереса не проявляют.

Но главная, скрытая под водой и наиболее объемная айсберга - это такие, как мой клиент Сергей. Они завязывают с девочками 11 - 13 лет настоящие романы, они своих девочек действительно любят и, дай им волю, жили бы с ними настоящей семейной жизнью ( такие случаи бывали ! ). Они тщательно и умело скрывают свою связь, так что ни родители девочки, ни ее подружки, ни учителя и не догадываются, что ребенок месяцами не только дружит с тридцатилетним мужиком, но и состоит с ним в каких-то интимных отношениях - иногда в истинно сексуальных. В абсолютном большинстве случаев эти связи так и остаются неизвестными никому, кроме самих ее участников да психотерапевтов. Мы узнаем об этих связях от ставших взрослыми девочек и от самих педофилов. Специалисты убеждены, что на один ставший известным случай связи девочки с взрослым мужчиной приходится пятьдесят оставшихся тайными.

И крайне редко об этих связях становится известно от самих девочек - они этими отношениями дорожат и одновременно понимают их необычность и порочность. Но близкие подружки девочки эту связь видят, да и сама юная девочка не в силах длительно скрывать ее от подружек, те, естественно, делятся этим с своими родителями, которые и бьют тревогу.

Настоящие хищники

Сергей и ему подобные, составляющие основной " костяк " армии педофилов, не самый страшный отряд этой армии. Осознающие свою "инакость", заводящие - в основном для компенсации, но и для маскировки - собственные семьи и собственных детей, они действуют деликатно и осторожно и свои отношения с юными созданиями до настоящего секса, как правило, не доводят. Несравненно более опасна другая группа педофилов, как мы их называем, " жестких ". Составляют они примерно одну пятую этой когорты, но вреда от них в тысячу раз больше. Они не создают собственной семьи, имеют ( или снимают ) отдельные квартиры, располагают большим временем и деньгами. Их отношения с девочками именно в квартире и протекают и, конечно же, являются истинно и активно сексуальными. Не менее важно, что "жесткие" педофилы никогда не ограничиваются связью с одной девочкой, а общаются с несколькими, причем нередко девочки об этом знают. "Жесткие" никогда не вступают в интимные отношения со зрелыми женщинами, они их просто " в упор не видят ". Они практически не общаются со своими родителями ( часто еще в молодом возрасте уходят из дома ), у них нет друзей, и все свои силы и время они отдают знакомствам и сексуальным отношениям со школьницами.

Заманивают они девочек в свои квартиры мультиками и детскими фильмами, которые они показывают на экране хорошего телевизора, и компьютером с большим монитором, и яркими книжками, и подарками, и вкусностями, но главное - доверительным общением, готовностью участливо выслушивать ее детские проблемы, заботы и беды. И когда девочка, ничего подобного в своей маленькой жизни не видевшая, после трех - четырех визитов " к дяде" практически готова согласиться на его просьбу " помочь ему ". А способность заманивать школьниц в свою квартиру и подводить их к сексуальным отношениям доведена ими до виртуозности: я не раз видел, как в сети такого любителя попадают девочки вполне благополучные, тысячу раз предупрежденные родителями о подстерегающих их опасностях.

И только через год, два или три соседи начинают обращать внимание, что в квартиру вполне респектабельного и изысканно вежливого соседа, у которого своего-то ребенка нет, с подозрительной частотой приходят школьницы, иногда - две или три за день, и на учениц, пришедших к репетитору, они никак не похожи: выходят из квартиры в каком-то странном состоянии, растерянные, грустные, "загруженные". Сообщают участковому милиционеру, за квартирой устанавливается наблюдение - и хищника отправляют за решетку. Но самые хитрые "любители" квартиры меняют каждые полгода, а то и чаще: свою сдают, а живут на съемных, максимально удаленных друг от друга - только роскошную электронную технику перевозят.

У " жестких " нередко случаются обострения: опьяненные своими успехами у школьниц, они теряют бдительность, становятся чрезмерно общительными и напористыми: к ним ходит слишком много девочек и они "внаглую" пытаются склонить к половой близости даже тех, с кем не успели подружиться, кто совершенно к этому не готов. Плачущий ребенок рассказывает о случившемся маме или учительнице… и зарвавшийся хищник попадает в поле зрения правоохранительных органов. Травму, нанесенную такой девочке, трудно переоценить. Поразительно, но такие обострения ( сами педофилы называют их " оборзения " ) случаются и у очень опытных " охотников ", у тех, кто по пятнадцать лет " крутит романы " со школьницами и всегда отличался крайней осторожностью.

Любят ли " жесткие " девочек, прибегающих в их квартиры ? Сами они утверждают, что в основе их связи - большое и светлое любовное чувство. Но из опыта общения и с " жесткими ", и с их жертвами я вынес твердое убеждение: они любят лишь юные тела. Их интерес к жизни девочки, к ее внутреннему миру совершенно показной. В каком бы эмоциональном состоянии не была девочка, как бы она не была настроена сегодня просто пообщаться с "другом" - он игнорирует ее состояние, он упорно и непреклонно склоняет ее к интиму, он требует секса ! Даже месячные его не останавливают !

В Москву и Петербург, в каждый многомиллионный город мира педофилы съезжаются из всех других городов и городков страны ( вдобавок к тем, кто в мегаполисах и родился ). Огромный город создает им все условия для реализации их патологических влечений: в нем легче затеряться, скрыться от милиции, да и девочек, страдающих от недостатка родительского тепла, здесь во много раз больше. В своей практике я часто сталкивался с ситуациями, когда девочка признается в сексуальной связи со взрослым мужчиной, в течение нескольких недель выясняется, что он вступал в половые связи еще с несколькими школьницами - но в квартире уже живут новые жильцы, и у милиции остается только словесный портрет " дяди Коли ". А где он сейчас и даже каково его настоящее имя - не знает никто.

Откуда они взялись?

Почему 25-ми - 50-летний мужчина, вполне адаптированный к жизни и во всех иных аспектах психически здоровый, испытывает любовное и сексуальное влечение к пяти- или семикласснице, почему ему интересно с ней общаться ? Почему сексуальные ласки с ней доставляют ему в тысячу раз больше радости, чем близость со зрелой и - часто - любящей женщиной ? Почему таких мужчин, по данным одних исследователей, не менее одного из ста, а по данным других - три из ста, и их становится все больше, и они даже "борются за свои права", то есть за право на интимные отношения с девушками, начиная с 13 лет - разумеется, с согласия последних ? Испытывают ли юные девочки в этих связях хоть какое-нибудь сексуальное наслаждение или они только "терпят" секс ради сохранения дружеских отношений ? Кого больше: " любителей девочек " или педофилов, ориентированных на мальчиков ? Какой отпечаток накладывает связь с взрослым мужчиной на дальнейшую жизнь девочки ? И наверное, самый главный вопрос: как сделать так, чтобы уберечь девочек от злоупотребляющих ими " любителей " ? Ответа на эти ( и многие другие ! ) вопросы, несмотря на многочисленные исследования, у психотерапевтов пока нет, хотя конкретных данных об их жизни в последние двадцать лет мы получили множество - гораздо больше, чем за все предыдущие годы.

Традиционно, с конца 19-го века, когда психиатры перешли от константации фактов к серьезным исследованиям "любителей девочек", полагалось, что большинство педофилов - это выходцы из эмоционально неблагополучных семей, в которых властная мать сформировала у сына страх перед зрелыми женщинами. Полагалось также, что "любители" - люди с невысокими умственными способностями, на нижней границе нормы, и низкий интеллект - одна из причин, по которой им со зрелыми женщинами неинтересно. И считалось также, что тяга к школьницам появляется у них с самого начала полового созревания, с подросткового возраста, начиная уже с самых первых эротических фантазий. Данные наблюдений и исследований последнего десятилетия внесли в эти представления существенные коррективы.

Дело в том, что вплоть до последних лет за психотерапевтической помощью к нам обращались только " любители девочек " типа Сергея - женатые и осторожные, одним словом, "мягкие". Других, настоящих хищников, "жестких" педофилов мы видели на судебно-психиатрических экспертизах, знали об их "подвигах" от их жертв, но на основании этих сведений истинную научную картину получить трудно: кто же раскроет нам правду на судебной экспертизе. Но вот в последние годы и некоторые из них, мучимые совестью и страхом, на условиях полной анонимности, пришли к психоаналитикам. Многие пришли после отсидки, отбыв свое "в местах не столь отдаленных", не желая снова оказаться на нарах. И прежде всего, рухнул миф об невысоких умственных способностях: те, кого мы видим, оказываются интеллектуально достаточно развитыми, а нередко - людьми с высоким интеллектом. Их интерес к детским делам - не следствие некой задержки развития, а искусная маскировка, направленная на завоевание расположения и доверия девочки. Поражает их фантастическая изобретательность в " заманивании " школьниц, склонении их к сексуальным отношениям. Далеко не всегда они происходят из неблагополучных семей - часто из вполне доброкачественных.

Но к зрелым и даже молодым женщинам они равнодушны до неимоверности: я сталкивался со случаями, когда в "любителя детей" влюблялись замечательные, умные и красивые женщины, а он не мог даже поцеловать ее - так ему было неприятно. А любовь к школьницам появляется у них действительно с подросткового или юношеского возраста, и весь свой жизненный путь они строят так, чтобы иметь максимальный доступ к школьницам. Вот блестящий ученик, перед которым открыты двери лучших вузов, неожиданно для всех поступает в педагогический институт, или переводится в такой вуз из технического, экономического или лингвистического. Часто, имея хорошее образование и высокооплачиваемую работу, они меняют ее на работу в школе или гимназии, ездят вожатыми в летние лагеря для детей и подростков. И директора лагеря вовсе не удивляет, почему блестящий электронщик на три летних месяца рвется к педагогической деятельности ? Откуда такая тяга "сеять разумное, доброе, вечное" ?

Страсть к детским телам - чувство всепоглощающее и трудно преодолимое: я не раз наблюдал, как " хищник ", уже находящийся под угрозой разоблачения или даже под следствием, продолжал свои отношения с несовершеннолетней и даже заводил новые знакомства.

Девочки

В своих показаниях следствию и суду, в беседах с психотерапевтами и сексологами педофилы твердят одно: девочка хотела дружбы, хотела привязанности и хотела секса. И вопиющая несправедливость состоит в том, что сексуальная связь с девочкой, которая сама этого хотела, считается преступной лишь потому, что девочке еще не исполнилось 14 лет. Некоторые из " любителей " сами в это верят, большинство абсолютно четко знают, что это не так - но вслух утверждают обратное.

Да, лишенные родительского тепла ( а иногда и вообще какого-либо родительского участия ) девочки стремятся к дружбе, рады появлению в своей жизни участливого взрослого. Но никакого сексуального влечения в этом возрасте у них нет - поверьте тридцатилетнему опыту психотерапевта-сексолога, который тысячу раз сталкивался и с 10 - 13 летними девочками, контактировавшими с педофилами, и с взрослыми женщинами, пережившими такие контакты. Они просто платят сексуальными действиями, а часто и настоящим сексом за дружбу и участие взрослого мужчины, платят, одновременно сознавая, что от них требуют чего-то нехорошего, им вовсе неприятного, грязного и часто отвратительного. Это касается даже физически развитых девочек, тех, кто выглядит старше своего возраста; кстати, девочки, опережающие других по физическому развитию, часто именно поэтому отстают в развитии сексуальном. Их бурный физический рост требует всего поступающего в организм белка, и для гормонов, обеспечивающих половое влечение, этого белка просто не остается. И сами процессы роста тормозят сексуальность; кстати, они и психику девочек делают неустойчивой, делают школьницу зависимой и подчиняемой.

Да, некоторым девочкам ( меньшинству ! ) поначалу действительно нравится, что к ним относятся " как к взрослой ", делают им комплименты, обнимают и гладят. Но это ощущение очень быстро проходит, поскольку собственного влечения у них нет, и столь же быстро появляется ощущение, что ее жестоко эксплуатируют, что " друг " просто пользуется ее юным телом, а вся его " дружба " затеяна только для эксплуатации её тела, а вовсе не из-за интереса к ней как к человеку. А прикосновения к телу и тем более прикосновение руками к члену, не говоря уже о самом половом акте, ей физически неприятны, не говоря уже о сильнейшем чувстве стыда и вины. Все эти чувства вскоре погружают девочку в состояние настоящей депрессии, которая и мешает ей поделиться своей проблемой с подружкой, учительницей или мамой. Депрессивное состояние, говоря профессиональным языком, " с подложкой " стыда и вины остается с девочкой надолго, на годы после того, как какие-либо контакты с педофилом прерваны. Парадоксально: девочка искала в связи с " дядей " облегчения своему состоянию подавленности, отчужденности, изолированности, на очень короткий срок ( две - три недели ! ) нашла это облегчение, но вскоре была ввергнута в гораздо более тяжкое состояние, состояние по-настоящему болезненное.

Отдаленные последствия

Педофилы от Владивостока до Лос-Анжелеса, как будто сговорившись, заявляют: " Да, мы нарушили закон, но при этом никакого вреда девочкам не причинили. Мы не преступники - преступен закон, запрещающий девочкам самим выбирать, заниматься им сексом или играть в куклы ! Почему 16-летняя может заниматься сексом одновременно с тремя мужчинами, и это её право, никто ей и слова не скажет, а 13-летняя не имеет права заниматься любовью даже с одним, любимым и любящим мужчиной ? "

Но психотерапевтам достоверно известно, сколько и какого вреда причинили эти " любители " маленьким " любовницам поневоле ". Депрессия в детском возрасте, возможно, и пройдет - далеко не всегда, иногда она сохраняется на долгие годы. Но вот что не пройдет очень долго, чаще всего - никогда, так это сексуальная холодность, половая анорексия, отсутствие наслаждения интимной жизнью. Отдаваясь педофилу, девочка тормозит, подавляет в себе любые ощущения, становится нечувствительной к ласкам и особенно - к самому половому акту, к фрикциям. Достаточно проделать такое несколько раз - а многие девочки вынуждены заниматься этим месяцами - и складывается стереотип подавления сексуальных ощущений. В молодом и взрослом возрасте они испытывают сексуальное влечение, часто довольно сильное ( в сети педофилов попадают, как правило, потенциально чувственные девочки ), но вот ощущения в самой близости у них нулевые.

Когда к нам, врачам - сексологам, обращается молодая женщина, любящая своего друга или мужа, стремящаяся к сексу, но в половом акте ничего не ощущающая, не получающая наслаждения ни от эрогенных зон, ни от фрикций ( синдром "немого влагалища" ), не испытывающая разрядки, мы знаем: на каком-то этапе своей еще недолгой жизни она вынуждена была изо всех сил подавлять ощущения из половых органов, и подавила их всерьез и надолго. Существуют, конечно же, и иные причины "синдрома немого влагалища", но принудительный секс в детстве или подростковом возрасте - наиболее частая его причина. Вылечить это расстройство нам удается далеко не всегда, а отсутствие наслаждения интимной жизнью во многих случаях обрекает женщину на одиночество.

У тех девочек, чья связь с " хищником " длилась долго, скажем - несколько месяцев, возникает очень своеобразная особенность интимной жизни. Став молодыми женщинами, они очень легко, как-то покорно и безропотно соглашаются на сексуальные отношения практически с любым, кто этого от них хочет или, тем более, настаивает, в постели позволяют делать с собой все, что захочет партнер, но никакого наслаждения от близости не получают. Холодность в сексе - их способ показать партнеру, что они не хотят ( или пока не хотят ! ) интимных отношений с ним. И опытных мужчин, и специалистов - психотерапевтов и сексологов - некоторые женщины удивляют до глубины души: она как будто вполне порядочная, неглупая и образованная, но к каким-нибудь 23 годам - добрая сотня сексуальных партнеров, часто - едва знакомых мужчин, при этом в постели - бесчувственная кукла. Подобная парадоксальная сексуальность - явное следствие связи с педофилом.

Сексуальные отношения нужно начинать тогда, когда в объятиях мужчины, от его ласк ты по-настоящему сгораешь; заниматься же любовью с девчонкой, которая ничего, кроме боли и - в лучшем случае - равнодушия не испытывает - значит искалечить ее чувственность.

Главный ответ на главный вопрос

Уберечь 10 - 13-летнюю девочку от разрушительных для нее отношений с педофилом могут только теплые отношения с родителями, в случае отсутствия отца - эмоциональная связь с матерью. В эмоциональной поддержке, в теплом и ласковом отношении ребенок нуждается примерно в сто раз больше взрослого: последний может и сам себя поддержать, и мобилизовать других поддержать себя. А ребенок 8 - 15 лет, в силу незрелости когнитивных и эмоциональных механизмов и отсутствия жизненного опыта, особенно раним. И девочка на многое готова, чтобы эту поддержку получить и сохранить. . . Но в действительности улучшение эмоционального климата в семье - дело далекого будущего, пока у нас ни отцов-алкоголиков, ни одиноких матерей меньше не становится.

Конечно же, важна и профилактическая работа с девочками со стороны родителей и учитилей: запугивать детей не хочется, но достаточно часто и подробно напоминать, что существуют мужчины, стремящиеся подружиться со школьницей с корыстными целями. Лучше девочка будет чрезмерно осторожна, чем станет жертвой "любителя несовершеннолетних". Но и ждать от невнимательной к своему чаду матери и от перегруженной и измученной учительницы активной профилактической работы мне представляется наивным. Все они убеждены, что педофилы - явление крайне редкое, если они и есть, то где - то там, далеко, а не рядом с нашей школой, не в нашем микрорайоне. Страсть зрелого мужчины к ребенку настолько плохо укладывается в головах нормальных людей, что представляется всем каким-то очень уж невероятным и редкостным чудачеством. А в большом городе педофилов несколько тысяч, и один из них наверняка крутится именно около вашей школы.

И совершенно необходимы выслеживание и "отлавливание" этих мужчин. Я убежден, что в разоблачении " любителей девочек " в реальной жизни опираться нужно только на бдительность окружающих, прежде всего - соседей. "Жесткие" педофилы не живут в загородных особняках - они всегда снимают квартиры в густонаселенных районах: ведь девочка не может уходить из дому далеко и надолго, педофил ищет своих жертв по-соседству. Если вы заметили, что к взрослому мужчине ходит в гости школьница, а тем более - несколько школьниц, то немедленно обращайтесь к участковому, к следователю. Окажутся ваши подозрения напрасными - ну и слава Богу, но если вам удастся разоблачить хотя бы одного такого " хищника ", то считайте, что вы сделали большое доброе дело.