Секс в черепной коробке

Александр ПОЛЕЕВ, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук

По утрам на остановке автобуса двадцатишестилетний Саша постоянно встречал молодую женщину, в которую влюбился, что называется, с первого взгляда. Месяца полтора смотрел на неё во все глаза и, наконец, познакомился. Оказалось, что Лена тоже обратила на него внимание и ждала, когда же он наберётся смелости. В первый вечер после знакомства они долго гуляли в соседнем парке, а на следующий Саша пригласил Лену к себе. Уже через полчаса их неудержимо потянуло друг к другу. После близости Саша, в порыве нежности, признался: " Я так долго мысленно снимал с тебя одежду и брал тебя, что даже не верится, что ты лежишь рядом..." "Снимал с меня одежду и брал меня? - возмутилась Лена. - Я-то думала, что ты в меня влюблён, мечтаешь взять меня за руку, поцеловать, а ты, выходит, только о сексе и думал? Да ты какой-то сексуальный маньяк!" С этими словами Лена наспех оделась и убежала. Никакие уговоры не помогали - Лена не хотела его видеть.

С огромным трудом Саше удалось привести молодую женщину ко мне: она согласилась на это только для того, "чтобы помочь Саше стать нормальным человеком". Мои слова о том, что в нас, мужчинах, самая романтическая любовь может сочетаться с самыми яркими сексуальными фантазиями, что в Сашиных "грёзах наяву" нет ничего необычного и обидного для неё, Лена поначалу с негодованием отметала, глядя на Сашу, а заодно и на меня как на низменные, плотские существа, неспособные к высоким чувствам. Убеждать её в обратном пришлось долго, но, в конце концов, она нам поверила. Теперь у них трёхлетниё сын, мы иногда перезваниваемся...

Реакция Лены меня не удивила: мало кто знает, что в жизни мужчины сексуальные фантазии занимают огромное место и по частоте и продолжительности превосходят женские примерно в пятнадцать раз. В зрелом возрасте у нас возникает три - четыре фантазии в час. Большая часть из них мимолётны и продолжаются две - три секунды. К примеру, видим мы в метро привлекательную женщину, и в голове возникает зрительный образ - она обнажённая, она, моющаяся в ванной, и тому подобное. У подростков и молодых людей фантазий ещё больше, и они ещё более смелые.

Страна фантазия

Итак, вы познакомились с первой областью волшебной страны сексуальных фантазий - мимолётными грёзами. Предаёмся мы и развёрнутым фантазиям, которые возникают у нас в ситуациях долгого ожидания, в длительных поездках или перед сном. У некоторых представителей сильного пола, особенно молодых, эти "дневные грёзы" бывают столь длительными и де-тальными, что для их описания потребовались бы целые тома. В них, как в хорошем романе, есть экспозиция и завязка, кульминация и развязка. Если бы в жизни мы были столь талантливы и удачливы, как в "дневных грёзах"!

Следующая область - оргазменные фантазии. Они, как правило, менее детальны и разработаны, чем "дневные грёзы". Это скорее яркие образы и врезавшиеся в память ощущения, чем последовательные рассказы. Если "дневные грёзы" по форме близки к эротической повести, то оргазменные фантазии - страницы из порнографического журнала. Иногда мы можем управлять этими фантазиями, но чаще - не можем. Некоторые образы мы вызываем специально, чтобы усилить возбуждение и достичь оргазменной разрядки, другие, напротив, совершенно непроизвольно врываются в наше сознание, когда мы сильно возбуждены. Оргазменные фантазии нередко бывают навязчивыми: мы не управляем ими и даже не можем освободиться от них тогда, когда они нас пугают.

И, наконец, самая далёкая, наименее доступная область страны фантазии - сексуальные сновидения. Все мы знаем, что такие сны часто видят мужчины, особенно молодые, испытывая при этом оргазм и семяизвержение - поллюцию. Гораздо менее известно, что эротические сновидения случаются и у женщин, и сопровождаются они увлажнением половых органов - любрикацией, а часто и оргазмом. В средневековой демонологии были написаны целые тома и защищены десятки докторских диссертаций (последняя - в конце 18-го века!) о мужском демоне - инкубусе, нагло проникающим в по-стель приглянувшейся ему женщины. Сексуальные сновидения с возрастом у мужчин становятся более редкими (какая жалость!), а у наших подруг - более частыми. Интересно, что сексуальные сны впоследствии часто включаются нами в дневные грёзы и оргазменные фантазии.

Миры мужские и женские

До чего же мы разные - мужчины и женщины! И сколько разочарований и душевных драм переживаем мы лишь из-за того, что не понимаем наших различий! И нигде, ни в какой иной сфере жизни различия между нами не проявляются так ярко, как в эротических фантазиях. Знание мира сексуальных грёз партнёра, как ничто другое, поможет нам понять друг друга.

Женщинам различные эротические картины представляются в среднем три - четыре раза в день, то есть в 15 раз реже, чем нам, мужчинам. Но принципиальные различия между мужскими и женскими грёзами вовсе не количественные, а качественные. Сами представительницы прекрасного пола утверждают, что в тех случаях, когда они видят не мужа и не любовника, они фантазируют об абстрактном партнёре - их идеале мужчины. Но достаточно расспросить клиентку о внешности, манерах, голосе этого идеала, как окажется, что абстракция эта представляет собою поразительный синтез двух или трёх киноактёров, например, Янковского, Боярского и Ван Дамма. Психологи не устают поражаться женской страсти к певцам и актёрам: их фантазии просто переполнены "звёздами", для нас, обычных людей, там просто не остаётся места. Мне приходилось сталкиваться с тяжёлыми душевными травмами, когда певец или актёр, которому женщина ежевечерне мысленно отдавалась, оказывался гомосексуалистом, абсолютно равнодушным к прекрасному полу. Когда лет 10 назад в прессе появились сообщения, что известный киноактёр, сыгравший даже Джеймса Бонда (нет, не Шон Коннори!), на самом деле "голубой", почти два десятка американок покончили с собой, оставив записки: " Я так любила тебя, а ты..."

А вот мы, мужчины, к кинозвёздам, отечественным и даже голливудским, практически равнодушны. За двадцать пять лет практики я не встречал россиянина, который фантазировал бы по поводу Шерон Стоун, Ким Бессинджер или Натальи Гундаревой. Мир наших сексуальных грёз населён вполне реальными соотечественницами, зачастую - случайно увиденными, теми, с кем мы ехали в вагоне метро, ждали автобуса на остановке или стояли в очереди за квасом. Большое место - по подсчётам психологов, процентов 50 - занимают в этом мире наши коллеги по работе. Конечно, наше мужское воображение щедро наделяет их всевозможными достоинствами: в наших фантазиях они стройнее, у них большая красивая грудь (последняя играет в наших грёзах огромную, если не решающую роль). Исследования показали, что если даже мы перед сном посмотрели фильм с необыкновенно красивой актрисой, да еще и с эротическими сценами, грезим мы всё равно не о ней, а о реальной, знакомой или просто увиденной, москвичке.

Женщины наших фантазий нежны, мягки, ласковы, но при этом нежность сочетается в них с огромным темпераментом. Боюсь, что такие встречаются лишь в чудесной стране нашего сексуального воображения.

От эротики к сексу

Фантазии большинства молодых женщин, лет до 27-30, я бы вообще не назвал сексуальными. Их грёзы скорее эротические: они насыщены страстными взглядами, объятиями, поцелуями и ласками, а интимную близость они начинают представлять гораздо позже. Удивительное это явление - развитие женских фантазий, с потрясающей точностью отражает оно развитие чувственности. Много раз я встречал в своей практике такое: годами молодая женщина перед сном воображает романтические прогулки, поцелуи и объятия, и вдруг привычная её фантазия, совершенно неожиданно для неё самой, иногда даже шокируя её, заканчивается настоящим половым актом. Она ещё не стала более чувственной с реальным партнёром, может быть, у неё ещё и нет близкого друга, но я знаю: если в воображении появился настоящий секс, скоро он появится и в реальной жизни. "Клиент созрел ..."

В воображении прекрасного пола любовные сцены разыгрываются, чаще всего, на берегу Чёрного или Средиземного моря, в старинном парке или замке. До чего же романтичны в любви даже самые практичные, самые деловые женщины! До чего сильна в них тяга к красоте, тяга к прекрасному! Мы, мужчины, можем им только завидовать: ведь для нас "декорации" никакого значения не имеют. В наших фантазиях всё может происходить прямо в офисе или даже в цехе, у станка, под шум успешно работающего завода.

Да и сценарии наших мужских фантазий, при всём разнообразии партнёрш, по сути своей довольно стереотипны: красавица вначале довольно пассивна, но в объятиях такого решительного и сексуального молодца, каким видит себя каждый из нас, быстро становится страстной и активной, и её вздохи превращаются в сладострастные стоны "Ещё... ещё... ещё..." Вообще "голубая мечта" каждого мужчины - это страстная, ненасытная женщина, при этом страстная и ненасытная она только с нами, а вообще-то преданная и верная, и с другими холодна как лёд. Смутно осознаваемая, а то и вовсе подсознательная эта мечта прорывается в сознание лишь в эротических грёзах. К сожалению, подруги наши становятся по-настоящему страстными и в хорошем смысле ненасытными, как правило, лишь годам к тридцати, когда нам это не так уж нужно: пик нашей сексуальности к тому времени, чаще всего, позади.

Среди множества претензий, предъявляемых прекрасным полом к нам как к классу и к собственным мужьям и любовникам в частности, одна из самых серьёзных - наша нелюбовь к предварительным ласкам. Ну в тягость они нам, и никакие уговоры подруг существенного влияния на нас не оказывают. " Сто раз его просила: не спеши, поцелуй меня, погладь, скажи ласковые слова - никакой реакции!" - вот что изо дня в день слышу я от своих клиенток. Вот здесь наши фантазии, в целом необыкновенно полезные не только для интимной жизни, но и для развития личности в целом, сыграли нам плохую службу. Дело в том, что "модель" интимной близости, её стереотип формируется не в сознании зрелого мужчины, а в воспалённых фантазиях подростка, юноши. В этом возрасте мы гиперсексуальны, и в фантазиях наших нежным словам и поцелуям отводится ох как мало места, а половому акту, генитальному контакту - ох как много. Во взрослой жизни мы и продолжаем общаться с женщинами в соответствии с юношескими фантазиями, и только с годами начинаем понимать, что далеко не всё в них правильно, далеко не всё подходит нашим подругам. А многие и с годами не понимают...

Грезы - это только грезы

Существует ещё одно загадочное свойство мужских сексуальных фантазий - их агрессивность, наполненность насилием. В воображении мы часто набрасываемся на женщину, грубо срываем с неё одежду, валим на пол, подминаем под себя, не обращая внимания на её протестующие крики. Мы приковываем её цепями к кровати, связываем ей руки, затыкаем рот... И видится такое не только не только сексуальным террористам, половым разбойникам, но и очень мирным, мягким и нежным мужчинам. К тому же в наших грёзах мы редко ограничиваемся традиционными формами секса, а заходим гораздо дальше: оральный и анальный секс в фантазиях занимает гораздо (в 10 - 20 раз!) больше места, чем в реальной жизни, а у молодых людей - четыре пятых их и без того продолжительных грёз.

За годы практики я сотни раз видел, что у многих мужчин агрессивность и необычность их фантазий нередко порождает чувство стыда и вины, они убеждены в своей психической неполноценности. Некоторые совершенно убеждены, что страдают психическим расстройством, и му-чаются от этого. Но удивительно: когда в реальной жизни у них оказывается возможность осуществить свои агрессивные или изощрённые фантазии, то оказывается, что им этого вовсе и не хочется. Фантазия существует годами, годами возбуждает, согревает в трудные минуты, а вот осуще-ствить её, сделать то, "о чём мечталось долгими зимними вечерами", мы не очень-то и стремимся.

Почему в мужских грёзах так много насилия? Всех причин мы пока не знаем, но одна из них состоит в том, что больше половины фантазий рождаются в тринадцать - пятнадцать лет, и отражается в них не только сексуальное влечение, но и свойственный этому возрасту бунт против женщин - "угнетательниц": матери, учительницы, воспитательницы. Последние серьёзно ограничивают мальчишечью свободу, заставляют делать то, что не хочется и не позволяют то, что хочется. В грёзах бунтует мальчик и против сверстницы, против одноклассницы, пробуждающей в нём влечение и желание, но отказывающей в их удовлетворении. "Угнетательницы" не только доминируют над мальчиком, но и унижают его, и как протест, в мальчишеских грёзах возникают сцены, унижающие женщин, ставящие их в подчинённое, зависимое, беспомощное положение. У зрелого мужчины подобного стремления жёстко доминировать над женщиной нет и в помине, а вот в фантазиях оно осталось - как реликт из детства, проливающий свет на состояние мальчишеской души в те далёкие годы.

"Секс состоит из фрикций и фантазий" - сказала как-то знаменитый сексолог Хелен Каплан. Фантазии скрашивают нашу повседневную жизнь, принося в серые будни всю радость, весь подъём, все краски чувственности. Фантазии помогают нам возбуждаться, помогают нам сохранять и развивать свою сексуальность даже тогда, когда жизнь этому препятствует. Сексуальные грёзы - бесценный дар природы, неиссякаемый источник наслаждения. Но всем тем, что возникает в вашем воображении, не стоит делиться даже с самым близким человеком. Партнёр может принять ваши фантазии за нечто, к чему вы стремитесь, что хотите воплотить в жизнь, он может принять грёзы за жизненные планы, и между вами может возникнуть стена непонимания. Сексуальное воображение - это ваш, и только ваш тайный сад.